Tartaria03

From TORI
Jump to: navigation, search

Tartaria03 is third part of utopia about Tartatia. The previous parts are:

  1. Tartaria01
  2. Tartaria02

Some drafts out of chronology are Bigpuf and Конституция Тартарии.

Contents

Murka

Two not so yang and not to slim slaves, Rivim Pechor and Nata Kiskin, had been delivered to the local office of MURR (MUrka Rail Roads) from the Puрgatory (slave market). It was winter, snow and very cold outside.

They had to pass the series of robots, which had measured their weight, height, temperature, blue pressure, took a piece of blood and urine for analyses. Almost no humans were in the reception. Then they sere invited to "waiting room". Not so cold. There were already four slaves there: three men and one woman, of similar ages, with hart "bipers" on their necks. A little bit yanger than Ruvim and Nata. No personal had attended them. There were two screens in the room, in the opposite corners, without any option to change the channel, nor even to adjust the intensity of sound. One of them was taking in English; another one in Russian. The topic of the movies was deactivation of land. It had been stressed that land is needed the new railroads. The engineers were supposed to choose the less contaminated areas for this. And even deactivate it to the acceptable level. Heavily contaminated regions were assumed to be "unusable".

Late in the evening, the subtile yang girl in doctor's white suit brought some clackers and juice surrogate. Nata and Ruvim, first time for many days, could eat.

- Ruvim pro and Nata pro! No more than one pack per person! Over-vice, you'll have problems with digestion. – She said to Ruvim and Nata.

The toilet and shower were arranged in the same room; the soap, shampoo, toothbrushes and toothpaste had been supplied. Neither blankets, nor towels were supplied; the prisoners had to sleep on the floor and mates. Again, stories from somebody's life were retold. The woman made love with all the three men, one by one, and tried to do the same with Ruvim too, but Ruvim failed and just slept. Nata too.

New group of zekz had been delivered at night. Eаrly in the morning, The same girl had offered a kind of kasha as a breakfast. Not tasty at all, but Ruvim and Nate eaten all their portion, and even helped other prisoners to finish their portions.

The day begun with introduction of boss – bald man with thick neck and tattoo on his fingers in uniform of TARR.

– Hello, All. I am Nazar Ahmetov, your new master. Do you feel this? Or any questions? - Ahmetev asked.

– О, кайф!.. Давай ещё! - several prisoners replied.

Ruvim felt pleasure in all his body. Ruvim afraid. Perhaps, the similar pleasure the animals get, while the experimentalist check, weather the position of the "pleasure centre" is found correctly.

- I have questions. Or suggestion. – Ruvim told - I suggest, that you never use the "pleasure" nor "pain" for me.

– Why? - Ahmetov asked, - Why namely you?

– I'll follow your instructions without it. Just say, if I do something good or wrong.

– Во дурак! - someone said behind.

– OK, I'll try, - Ahmetov replied, – Well, now I make the short introduction. I usually begin with the old legend.
At the construction or the Great Temple, the correspondent of the local newspaper asked the 3 workers the same question:
- What are you doing?
The first worker answered:
- I push this heavy stone toward the wall.
The second worker answered:
- I get food for me and my family.
The third one asserted:
– I build-up the Great Temple!

There was pause; then the one prisoner near Ruvim asked:

- Мы тоже будем строить храм?

- Нет, мы будем строить железную дорогу. – Ahmetov replied, – Railway. We need to found safe place for it. And the save place for the ground we extract for the tunnels. Perhaps, I should explain this in more details. Today, my goal is to explain, why it is so important, that we are doing the most difficult, the most important job in Tartaria.

– Да у вас каждая работа "most important" - one zek complained.

- Well, this is job I considered to be most important. And beneficial. - Ahmetov continued. – So, I am here. The most of territory of Tartaria is contaminated with isotopes of Caesium, Strontium, Americium, Plutonium, Uranium. These are most dangerous components of contamination. Wide regions are not good for the natural agriculture. Some of them are not good even for hiking. Past summer, professor Spiridon Propag won the Federal Coordination Contest with his long term program "Infinity". It implies creation of infrastructure with semi-infinite duration. The structures we build-up are supposed to last forever. Say, they should allow replacement of all elements as soon as they become obsolete, as soon as the more efficient solutions will be developed. In particular, we should determine, where to place the ground we extract. The idea is to replace ground in the most contaminated area. When, fields, gardens and forests will be at these places. Garden or Forrest is difficult to replace; it is not so easy as to construct building or to dig a tunnel.

Ahmetov kept a pause, but nobody interrupted him. Ahmetov continued

– The radioactive dust can migrate. First, we should cover the places, where such a dust does not come from outside. In summer, we already performed many measurements. The automatic sensors are not efficient at winter, they are covered with snow. In addition, the clusters with unstable isotopes migrate with snow. At least, in some models. We'll check these models. You will take probes of snow with special devices. No special instruction, just put the tube vertically into the snow until the ground. To be sure, that you reach the ground, press it well. Then remove the probe back and load into the sled, and then, bring all the probes the collector car. No special knowledge is required, I'll be with you first day to show, how to do this.

– How shall we know, where to get the probe? - Ruvim asked.

– Oh, this is the most important intellectual part of job, that we cannot load to robots. You need to choose the most beautiful places, where you – or any of your colleagues – would like to have home, farm, garden. If that place does not collect radioactive dust with the snow migration, it will be cleaned first.

- So, you begin decontamination with the less decontaminated places? – the slave woman asked.

- Yes and not. The same probes help to reveal the sources of contamination. Those place will be replaced first. Your hob helps to reveal these places too. Okay, let us go and try. First, I'll show your habitation.

Prizoners-slaves-zeks were loaded into the small cabins with common hall, that happened to be also the eating room and kitchen. Then they had to learn their new duties..

Notes by Ruvim

Первый день очень тяжелый. Бродили с Аxметовым по глубокому снегу, втыкали в снег трубки, вынимали их с пробами снега и отвозили на санках к коллекторной машине. Под снегом кусты, руины строений, обломки конструкций и брошенной техники. Насчет "продавить до грунта - это ерунда, обычно пробная трубка упирается в поваленные ветки кустарника, строительный мусор или металлолом. Ахмет говорит, что ничего страшного, что такие пробы тоже нужны.

День 2. Поселили в конурах, где только кровать, стол, и туалет с душем. Есть конуры одноместные, двухместные, трехместные. Ната уговорила, чтобы нам на двоих дали двухместную. Я согласился и, вероятно, скоро пожалею об этом. Компьютеров не положено, пишу в тетради. Кормят три раза в день и вполне прилично. Но я не знаю, насколько радиоактивно то, что мы едим. Одежду дали. Не новая, но и не очень драная. Ошейник, то есть бипер, на морозе очень неудобен, потому что его надо держать снаружи, чтобы камеры открыты были. По идее, под него надо засунуть воротник и шарф. Практичестки, если так подсунуть, то он тесен и сдавливает горло. Мастер сказал, что если буду жаловаться, то получу порцию "pain".

День 3. Нам не дают мотосани, и даже лыжи не положено. Все вопросы предлагают задавать Ахметову. Тупой толстый мужик, вместо ответов, повторяет заученные инструкции. Результаты проб, которые мы берём, нам не показывают. В конце рабочего дня, если всё в порядке, всем сотрудникам шлют через биперы "pleasure". Кроме меня. Может, я и зря отказался. Нате со мной не нравится, вечерами уходит к Ахметову.

День 4. Разговоры с местными, то есть свободными, запрещены. Бригадир предупредил, что если ещё раз кого-нибудь о чём-нибудь спрошу, получу "pain".

День 5. Хорошо, что считаю дни, иначе бы совсем оскотинился. Другие зеки говорят со мной неохотно; боятся, что после таких разговоров, им не пошлют "pleasure".

День 6. Почему нам не дают лыжи? С лыжами, производительность труда удвоилась бы.

День 7. Пока не было Наты, ко мне вечером пришла Юма Шухер Хахелева . Тоже зечка. Рассказала, что сидит за убийство мужа. Пока рассказала очень мало, почти сразу убежала к своим приятелям. Хочет забеременеть, чтобы получить льготы. Собственно, за этим и приходила.

День 8. Ахмет сулил "день отдыха". Фигня, с утра всё равно выгнали на работу, вечером, впрочем, отпустили пораньше. По-моему, у них зонды кончились, не успевают выпаривать и анализировать то, что мы набрали. Вместо работы, повели в местный med-pun. С момента начала моей голодовки, я потерял больше одного кг. Линейная экстраполяция указывает, что через год я прийду в "норму", которая соответствует моему росту, а ещё через год буду массить как младенец.

День 9. Ната спрашивает, что у нас с Юмой. Идиотский вопрос. Сказал, что примерно то же, что у неё с Ахметом. Ната пообещала "подумать" об этом.

День 10. Ахметов разделил зеков на пары. Мне в пару назначена Юма. Я втыкаю щупы, а она таскает за мной санки. Мне кажется, у Ахметова не хватает санок. Но в паре получается сильно быстрее. Может быть, это потому, что Юма расторопная. Она легкая и неглубоко проваливается в снег. Почему нам не дают лыжи? Чтобы мы не удрали??

День 11. Нас "уплотнили". Привезли ещё несколько зеков и грузовик щупов. Барака нового не привезли; расселили по двое в одноместную каморку и по трое в двухместную. В качестве компенсаци, всем, кроме меня, вкатили двойной "pleasure". Короче, Юму поселили к нам с Натой. Практически, для меня ничего не изменилось, так как Ната всё равно ночь проводит у Ахметова и его приятелей-вертухаев. Я слышал отрывок фразы, которой Ахметов перекинулся с коллегой; там были слова "выбирай, какие попухлявей".

День 12. Юма, Ната и я разложили, наконец, по полкам то немногое наше барахло, которое Ахметов нам разрешил оставить. Полка мне, полка Нате и полка Юме. У Юмы барахла больше всех. Среди прочего, там дудочка, и потрёпанная книжка на языке, которого я не знаю. Она называет её "Курангита" и каждый вечер после секса читает оттуда одну фразу. Иногда переводит и объясняет если я не сразу засыпаю. Язык этой книги тоже назвается "курангит". Я никогда раньше не слышал о существовании такого языка. Буквы похожи на грузнские, но они вперемешку со странными симолами, похожими на китайские иероглифы.

День 13. За ночь выпал очень тяжелый мокрый снег, и всё ещё идёт. Сани вязнут. Юма умаялись.

День 14. Нет сил писать.

День 15. Вдарил мороз и наст, да такой, что трудно пробивать. Ахметов пообещал чего-нибудь придумать.

День 16. На пробных трубках снизу сделали насечки, а в верху прикрутили ручки, чтобы сверлить. Стало лучше, но всё равно тяжело.

День 17. Ахметов показал карту, где отмечено то, что в лаборатории намерили по нашим пробам. Загрязнение есть, и оно лежит пятнами. Есть несколько мест, где никто не мерил. Ахметов показал, где ещё надо взять пробы, чтобы доставить недостающие точки.

День 18. Ахметов носится между зеками на снегоходе и втыкает флажки в тех местах, где надо ещё брать пробы. Очень шумно и вонюче. К тому же, Юме, кроме проб, приходится возить ещё и флажки.

День 19. Опять умаялись. Ахметов послал нескольким зекам "pain" за туфту. Кричал, что они взяли мало проб и те не там, где флажки. Ната осталась ночевать "дома". Ничего не делали, только лежали и болтали.

День 20. Ната опять дома. Ната сказала, что она хочет с Юмой. По-моему, Ахметов ей чего-то весьма специфичное добавил в рацион.

День 21. Ната дома и домогается Юмы. Между прочим, успешно. Пока они вдвоём стонут, пишу и пытаюсь понять, что с нами будет дальше. С каждым днем мне это всё меньше нравится. Особенно затея с флажками. Вспоминаю, что нас продали/купили задёшево и могут в любой момент заменить такими же.

День 22. Ну вот, я примерно этого ждал. Два зека заболели и на работу не вышли. Подозреваю, что они брали пробы как раз в тех местах, где на карте Ахметов показал очаги заражения. По нашим пробам, шеф Ахметова надеется понять природу этих пятен: либо пыль с радиоизотопами туда сносит с окрестных мест ветром и талыми водами, либо, наоборот, там лежат какие-то осколки и их надо в первую очередь захоронить, потому что оттуда разносится. Мне кажется, что эти измерения могли сделать роботы летом, но помалкиваю. Ната и Юма крутят любовь ночь напролёт, мешают спать. Мне, правда, тоже чуток достаётся, но когда же спать?

День 23. Заболевших зеков увезли. Всех остальных обследовали. Кололи, светили, тёрли, приклеивали электроды, дышать-не дышать, и всё такое прочее. Результатов не говорят и не показывают. Реально страшно. На работу не погнали, но Ахметов велел перестирать все шмотки. У стиральных машин очередь. В столовке зеки травят анекдоты. Среди прочего, задают вопрос, как зовут собаку Ахметова. Правильным ответом считается "Назар". Эта хохма не стареет. Ахметов к ужину выдал всем по стаканчику табуретовки.

День 24. Приехал Шеф. Он же профессор Моздок Цукерберг. А ещё трех зеков, наоборот, увезли. Цукерберг наорал на Ахметова за то, что на наших биперах выключена акустическая индикация уровня ионизирующего излучения. Ахметову светит суд, после которого он, вероятно тоже станет зеком.

Зекам (кроме меня) дали двойной "pleasure" и много еды (мне тоже). В частности, национальное тартарское блюдо "тартар" (рубленное сырое мясо с луком и специями), фрукты и газированную табуретовку. Зеки перепились, танцевали и горланили песни. Нату, Юму и ещё двух зечек прямо в столовой "пустили по кругу" и отодрали во все дыры. Уже под утро, Ната вернулась и долго блевала. Юма проблевалась быстрее, она помогла Нате смыть блевотину и застирать зассаный сарафанчик и засранные тапочки. Всеобщая любовь, это понятно; но пить-то их никто не заставлял! Хотя табуретовка была, действительно, восхитительна. То есть если кто выпивает хотя бы стопочку, то чувствует тепло по всему телу, и он как будто другим человеком становится. Но другому-то человеку тоже табуретовки хочется. Ну и так до тех пор, пока не прийдет "белочка". Это когда человек уже вообще ничего не соображает, только какает, писает, блюет и дышит рефлекторно.

День 25. Да, уже день. Короче, шмотки мы, как могли, отстирали и отправили в прожарку сушиться. Пластиковые штаны, естественно, расплавились и превратились в комочек пластмассы. Пластиковую куртку я успел спасти до того, как прекрасные и благородные дамы покидали всю одёжку в печь. Тряпочные шмотки перестали пахнуть, но пятна смотрятся как полотно художника-абстрацкиониста.

Пришёл вусмерть пьяный Ахметов и сказал, что праздник удался на славу и что на работу идти не надо. Биперы, то бишь ошейники, переключили на звуковую индикацию. Я из любопытства прошёл налегке по тем местам, где мы с Юмой мерили. Ничего страшного там нет. Карту Назар и Моздок уже убрали, но я примерно понял, где лежат страшные обломки. Не понятно, почему их не вывезли летом. Четверым парням и одной тётке из нашей бригады не повезло. Надеюсь им пошлют достаточное количество "pleasure" до того, как они переселятся в мир иной.

Тот же день. И ещё важный момент я понял. На накоторых кустах есть ягоды. Замороженные. Красивые. Так вот, эти ягоды есть не надо. Хорошо, что мы с Юмой их не ели. Не знаю, как Ната. Боюсь спросить.

Тот же день. Во время обеда, ко мне подошёл Моздок пригласил меня и Юму на совещание. Попросил обдумать и приготовиться. К чему готовиться, не сказал.

День 26. Вчера вечером было совещание. Моздок Цукерберг, Назар Ахметов, Юма Хахелев и я. Нату и других зеков не позвали. Моздок заявил, что карта получилась хорошая и что здесь уже всё, что надо, померили и что бригада переезжает на новое место. И что его интересует моё мнение (о чём мнение, опять не сказал). Потому что Назар в-общем справился, но 5 трупов за месяц (бригада Ахметова начала работу до того, как привезли нас с Натой) - это многовато. Ахметов возразил, что умерли только двое, а трое живы. На это Моздок предложил Назару не корчить идиота ("Do not play idiot"), и что если Назар будет продолжать в том же духе, то его могут лишить гражданства. (В конституции Тартарии такая мера наказания предусмотрена для всех ферм, не только для Мурки.) А если будет опять "grave", то (в этом месте профессор Моздок перешёл на русский) то ему "всадит с конским отворотом и по самые помидорчики". Как я понял, имеется в виду, что Назар, вместо того, чтобы гонять на снегоходе, будет в качестве зека тоже вкручивать в наст пробные трубки. Потому что Ахметов нарушил такие-то и такие-то правила регламента. И что Моздоку нужен я, чтобы такого впредь не повторялось. И отобрал у Назара контроль за моим ошейником, для этого ему пришлось нажать несколько кнопок на своём бипере. Чтобы попробовать результат, Моздок послал мне кусочек "pleasure" до того, как я попросил его этого не делать. Очень приятно. Сказал Моздоку, что если он хочет сотрудничества, то вместе со мной должна поехать и Юма. Он переспросил: Do you mean your friend "Nata Kiskin?", и мне пришлось уточнить: "No, please! I told Yuma Hahelev!". Моздок поперхнулся и сказал "угу". А потом добавил: "But I expect from you heavy job. I'll explain it tomorrow". На этом, собственно, наш митинг и закончился. Ната ждала нас с распростертыми объятиями..

Прекрасные и благородные дамы спят, обнявшись. Похоже, я сплоховал, Юма будет скучать без Наты. Но не вести же и Нату с собой, это опять будут сплошные скандалы.. Похоже, мы едем в Норгу.

Норга

Вечер. Мы приехали. В Ногу. Из Мурки. Моздок Цукерберг сказал, что я буду работать по специальности, то есть утилизировать изотопы, которые привезут из Мурки. И что я увижу "полный цикл деконтаминации". Странные у него представления о моей специальности. Поселили нас опять втроём, почти в таком же загончике, в каком мы жили в Мурке.

Мы - это Юма, Ната и я. Моздок сказал "We need Nata Kiskin as reserve". Значит, предстоят каждодневные скандалы. Компания называется "Tartaria warm". Злые языки переводят это как "Тартарский червяк".

Вечер. Теперь мы "slaves", a "zeks". Не рабы, а зеки. Короче, Моздок выкупил у MURRа меня, Нату и Юму. Рабство в Норге запрещено. Важно, чтобы мы в разговорах использовали термины "зеки", а не "рабы". По отношению к нам, Моздок "Vertuhai". Это официальный термин. Можно его называть ещё кратко, "Boss" and "Chef". А мастером, наоборот, нельзя. Не понимаю, какая здесь юридическая тонкость; я подозреваю, что всё будет как в Норге. Моздок использует нас на опасных производствах, а потом спишет в расход. Номинально в Тартарии есть только одна ферма - Мурка - на которой рабство узаконено. Времени разбираться с местным законодательством нет, хотя уверяют, что оно очень примитивное (по сравнению с цивилизованными странами). Лучше лягу спать.

Вечер. Моздок познакомил с сотрудниками. Все зеки. Все с номерами. Почти все в ошейниках. У Моздока своя частная коммпания. Он получил федеральный грант на переработку ядерного мусора - того самого, который зеки, как только сойдёт снег, могут привозить из Мурки в любых количествах. В MURRе он никакой не босс, а контрагент; причём сразу и заказчик, и клиент: MURR нуждается в обеззараженных землях, а Мozdok собирается использовать заражённый грунт для изготовления обогревательных приборов.
Я не специалист, но по-моему, это фигня: от нагревательного прибора требуются тераджоули, а для человека даже один джоуль энергии, выделяемой при ядерном распаде, уже смертелен. Куда Моздок денет 12 порядков величины, не понятно.

Вечер. Сегодня весь день пытался понять, чего Моздок хочет от меня по работе. Пока он сказал, что ему нравится, как я готовлю еду. В магазин ходить не надо, еду привозит робот. Он же может и приготовить, но я готовлю вкуснее. Обе дамы в ошейниках. Днем Моздок отправил их полоть огород. Работа - не бей лежачего, так как почти все растения в горшочках. То есть дамы больше загорают под лампами, чем полют. Юма делает упражнения из Курангиты. Ната жрет, как свинья. Ещё неделя, и она станет такой же толстушкой, какой она приехала в Тартарию.

Вечер. Проблема нашего проекта в том, что концентрация коммерчески-интересных изотопов в мусоре невелика. То есть она велика для грунта, поля или огорода, но невелика с точки зрения торговли изотопами. Предприятие сугубо убыточное и может существовать только при поддержке правительственных грантов. Или, иными словами, за счёт распила бюджета. В чем Моздока и обвиняют многие авторы. Чтобы обосновать научную значимость, Моздок нанял тистов. То есть меня и ещё нестольких аспергеров, которые возятся с пробами грунта и установкой по его сортировке. То есть не нанял, а купил на невольничьем рынке. Месяц назад он был занят организацией прозевал нас с Натой в пургатории.

Вечер. Я наябедничал Моздоку на Нату. Про её массу. Каюсь. Теперь Моздок Нате объявил, что будет слать ей "pleasure" каждый раз, когда она станет легче хотя бы на 100 граммов. И "pain" каждый раз, когда на 100 грамм тяжелее. Ната устроила мне скандал, заявив, что я раб, мудак, холуй, стукач и мерзавец. За что тут же получила от Моздока pain. Ната обозвала Моздока фашистом и садистом, и получила опять "pain", и больше, чем в первый раз. Несколько минут выла и обливалась слезами. Потом утихла. За ужином ничего не ела. Моздок поставил ей на ночь антикварный мувик "Taming of Shrew". Там про доисторическую цивилизацию, когда ещё не было биперов и видеокамер. Собственно, не только Нате, а мне и Юме тоже. Ну уж так получилось, что мы вместе. Смотрится вполне современно, только очень затянуто, скучновато. Пока дамы смотрят, пишу.

А днем вот чего было. Моздок показал техническое задание ("Terms of reference" и "Technical query"). Надо до весны сделать хотя бы один образец отопительного прибора ватт хотя бы на сто и чтобы был рассчитан хотя бы на век. И ещё жесткие условия на утечки (чтобы со счетчиком Гейгера его было не видно и не слышно). Требуется, чтобы вариация мощности в течение 100 лет была не более 10% от заявленной мощности. По-моему, такое невозможно. Сто лет, это значит, какой-то долгоживущий изотоп, с полужизнью порядка 1000 лет или больше. По параметрам подходит только карбон-14, но его нужна чортова пропасть, в мусоре его почти нет. Можно получить в реакторе, если охлаждать азотом. Очистки не требуется; почти вся сажа, осевшая в трубах охлаждения, будет то, что надо. Но реактора у нас нет.

Notes by Ruvim Pechor: C-14

Molecular mass: 14.00324 amu

Halflife: 5.73 kiloyear

Decay energy: 156.5 keV $=$ 0.1565 MeV

Most of the decay energy is carried away by antineutrino, but of order of 60 keV seem to be usable. Up to date, no suggestions of use of this energy seem to be reported. (Concentration of C-14 in the nuclear waste is low, the decay energy too.)

Creation: $n + \mathrm{^{14}_{7}N} \rightarrow \mathrm{^{14}_{6}C} + p$

Decay:

$\mathrm{~^{14}_{6}C}\rightarrow\mathrm{~^{14}_{7}N}+ e^{-} + \bar{\nu}_e$


Большая часть энергии распада уносится нафиг антинейтринами, но примерно полтора ватта на килограмм высаживается в виде бета электронов и может использоваться. Для того, чтобы удовлетворить техзаданию, надо набить в герметичную цистерну 70 килограмм изотопа C-14. Можно добавить чуть более долгоживущей гадости, но короткоживущей должно быть мало, иначе печка сперва перегреется а через полвека остынет.

Чушь собачья. Это годится для фейка, фрауда, но даже неспециалисту понятно, что для энергетического тепловыделения это несерьёзно. Дешевле и проще поставить дровяную печку.

Для начала, во всех взрывах ядерных реакторов, за счет всех применений ядерных бомб, за всё время Бигпуффа, на территории Тартарии не было выброшено такого количества C-14. Думаю, что остальные причины можно уже не рассматривать.

Pu

Вечер. Ната вырвала у меня из тетради несколько листов и уничтожила их. Там я про Нату писал. Диверсия Наты была, естественно, записана и ее бипером, и стационарными камерами наблюдения. Я не стучал, но робот обозначил место, где рвется бумага ("unusual sound"), как "unusual activity", и Моздок подглядел. Всадил Нате такой "pain", что она весь вечер выла.

Mozdok сказал, что мы "team", что если Ната не будет вести себя как положено, то он её и продать может. Насчёт продать, этим Нату уже не испугаешь; психолог из Моздока паршивый. Но у него на пульте кнопка, которой он может Нате слать "pain" или "pleasure" в неограниченных количествах, и пока эта кнопка говорит - муза психологии помалкивает.

Вечер. Уже несколько дней подряд, после каждого ужина, измеряем вес Наты. Собственно, она сама, прежде чем съесть кусочек, встаёт на весы и смотрит, не зашкалило ли. Ната попоросила у Моздока мочегонного и слабительного. Вот ведь засранка! Просто меньше есть её не устраивает. Или упражнения делать. Ей надо обязательно обожраться и усраться.

Вечер. Моздок послал Нату чистить снег. Крыша в моздоковкой оранжерее идиотская, снег с неё сам не сваливается. Так вот, Моздок поручил Нате расчистить хотя бы южную сторону.. Одно окно Ната для начала разбила, и получила pain. Потом мы с Натой и Юмой вставляли новое. Вставили хорошо. Моздок даже предположил, что я раньше работал стекольщиком. Стекло толстое; как Ната ухитрилась его расколотить, по видеозаписи не понять, похоже, Ната пыталась ломиком сколоть лёд. Но теперь уже хрен выяснишь, так как мы сгрузили осколки в переплавку.

Вечер. Получил от Моздока доступ к его базе данных. Собственно, она сразу была в публичном доступе, но надо уметь искать. По-моему, система индексации идиотская. Дома работать не дают. Ната всё время хочет, чтобы я прослушал очередную её поэму, а Юма хочет, чтобы с сделал с ней какое-нибудь упражнение, описанное в Курангите. Ната от таких упражнений категорически отказывается. Юма категорически не хочет случать Натины стихи. Огород, впрочем, они пропололи. Зелень к столу самая свежая.

Вечер. Я завяз в расчетах по Моздоковскому проекту. На улице холод собачий. Один из парников, тот, в котором Ната разбила стекло, пришлось отогревать дровяной печкой. Моздок велел, чтобы в самом холодном углу получилось как минимум выше нуля. Мы плохо расчитали работу печки и спалили все дрова. Завтра пойдем за дровами.

Вечер. Расчёты идут плохо. Привезли двое санок дров. В парнике тепло, как в парной, но дышать трудно, много CO2 напустили. И CO. От дров. Пока растения его не сожрут, в парнике дольше пяти минут находиться трудно. Ната потеряла 170 грамм массы и получила за это первый pleasure. Очухавшись, выпила литр газировки с бормотухой и выжрала здоровенный шмат сала. Что-то будет завтра??

Вечер. Рассказал Моздоку интересную идею. Ему понравилась. Моздок сказал, что завтра снимет с меня ошейник. Потому что pain мне слать не требуется, а от pleasure я и сам отказываюсь. Ната чуть не получила pain за обжорство; и это при том, что она отказалась от ужина. Согласилась, что лучше ездить за дровами, чем жрать слабительное.

Вечеринка. нет времени писать..

День. Сегодня выходной, в оффис не поедем. Вчера был праздник "Упград": Моздок снял с меня ошейник. На торжественную церемонию пригласил сослуживцев. Ната и Юма, в честь праздника, получили от Моздока "pleasure", причём не только через ошейники. Моздок представил гостям Нату и Юму как моих "roommates". Тогда их стали поздравлять всей толпой, да так, что к концу, Юма могла передвигаться только на четвереньках, а Ната вообще отрубилась. Потом гости почти все ушли, а Моздок завалилися спать. Из гостей осталась только Валька. То есть Валькирия Цукерберг. Разведённая жена Моздока. Не понимаю, почему Моздок с ней развелся. Очень приятная и благородная дама. И на вид, и на ощупь, и снаружи, и внутри. Валька помогла мне отмыть Юму, что было легко, и Нату, что было сложнее, потому что тяжёлая. Ната и Юма, обнявшись, заснули на пуфике в прихожей. Валька приспособила им подушки и накрыла их покрывалом. Валька и я, не сговариваясь, пошли в нашу каморку. Такая романтика.. Потом, вместо того, чтобы спать, болтали. Валька рассказала про свою жизнь, как она работала уборщицей, а Моздок строителем, причём он работал почти всё время и не обращал на неё внимания, и что не смогла забеременеть, и что тогда Моздок отправил её жить к её старому бойфренду, а себе купил дешёвых slaves (как понимаю, имеются в виду Ната и Юма) и пытается их "obruhatit".

Уже под утро к нам пришёл Моздок и спросил, почему мы не спим. Валька сказала, что в Моздоке проснулась старая любовь, и что это хорошо, и что он пришёл как раз во-время. Моздок сказал, что Валька очень "pneumatic", "romantic" и всё такое прочее. Валя сказала, что мы оба очень хорошие и что она хочет с нами..

Тартарские обычаи для европейца должны быть, как минимум, интересны. Я себя считаю чуточку европейцем. Короче, Вальку мы с Моздоком уделали по полной. Ушла, покачиваясь. Спать не хочется. Я хотел проводить Вальку, но она сказала, что у неё робокар и что она сама.

Мы с Моздоком слегка прибрались, когда позвонил валькин бойфренд Колян. Бандитского вида качок с толстой шеей и таруитровками. Колян подтвердил, что Валя добралась благополучно и уже спит. Колян сказал, что мы обошлись с ней хорошо. И что ей такое иногда нужно. Колян извинился за то, что не смог прийти с Валей на мою упградизацию, но что он меня поздравляет и надеется на сотрудничество. И что, если можно, он Валю к нам опять пришлёт. Моздок пригласил Валю и Коляна прийти вместе. Колян сказал, что он тоже постарается, но не обещает.

Вечер. Чуть поспал. Дамы попросили, чтобы я приготовил пожрать. Сделал. Ната чуть поклевала, встала на весы и поплакала. Но в предыдущую норму уложилась. Юма и Моздок навернули будь здоров, так что ничего не осталось. Я стараюсь не есть: пример Наты очень способствует. Моздок уже несколько дней сдаёт Нату в аренду. Причём вовсе не для того, для чего бы Ната хотела, а посылает в лес собирать валежник. Из-под снега. И сухостой. И привозить на санках. Потому что у многих парники, а холод собачий. Моздок дал ей автопилу. Ната для начала завалила живое дерево, за что получила "pain". Но потом, вроде, освоилась. Соседи топят натиными дровами и довольны. Ната худеет, и за это и почти каждый вечер получает "pleasure". Один раз попыталась с Моздоком торговаться, и за это осталась без "pleasure". Для того, чтобы уживаться с некоторыми дамами, нужны технические средства.

Вечер. Без ошейника хорошо. Номер на лбу и на спине, естественно, остался. Нихрена он не сойдет за год; этот шрам, позоже, на всю жизнь. Но это фигня, зато у меня опять бипер-шарфик, тот самый, которым я пользовался в Галии. Бипер, который можно повязать на голову, как тюрбан, оставив камеру на лбу. Кстати, мувик при этом получается лучше, чем если на шее. Бипер, в котором карта, телефон, комп и т.п.. И, самое главное, этот бипер не шлёт "pleasure" и "pain" нажатием клавиши на брелке Мастера. То есть вертухая. То есть Моздока. Он ничего такого мне ну разу не слал, но был страх, что пошлёт.

Вечер. Позвонила Гелла. Болтали полчаса. Она за нами подсматривает через "public cameras". Коллеги в Галии делают вид, будто меня нет.

Вечер. Моздок Цукерберг делает интересный проект. Мы по крупицам собираем кластеры, в которых есть нестабильные изотопы. Оказывается, если в пылинке есть хотя бы парочка нестабильных кластеров, то их там ещё миллионы. Моздока больше всего интересуют тяжелые элементы. Именно их надо убрать из почвы в первую очередь. Выделили первую порцию плутония. Коммерческую. И урана. И тория. Торий - это отдельный проект, это роботы насобирали в руинах ядерного комбината. Проект не рентабельный. Сотни роботов трудятся днем и ночью; десятки зеков их обслуживает, ещё десятки зеков и роботов монтируют "самораты" (сокращение от "самогонный аппарат"), то есть ректификационные ванны, и для всего этого ещё сотня зеков обслуги, на выходе килограммы, когда надо тонны. Кроме того, получаются тонны разнородной гадости, у которой надо исследовать химический и изотопный состав и тоже как-то разделять. Это было бы дешевле сгрузить в могильник, но тогда Моздоку не дадут следующий грант..

Вечер. Идею с углеродом C-14 я успешно закрыл. Во всей Тартарии нет такого количества C-14, чтобы сделать из него печку. Моздок - неуч, а его предыдущий "эксперт" - мошенник. Моздок говорит, что он уже продал этого "эксперта" на расчистку обломков реактора; теперь он чинит роботов, набравшихся изотопов при демонтаже руин ядерных станций. Моздок перешёл на русский, квалифицируя свойства моего предшественника, и выразил надежду, что этот "специалист" скоро сдохнет от лучевой болезни. А я, так понимаю, его сукседер. Мне это предстоит, если проект закроют

Вечер. Медленно, но верно приближается время писать отчёт. Моздок надеется, что его напишу я. А если не напишу, то Моздок со мной сделает то же, что с предыдущим специалистом. При этом может статься, что Моздок отправится со мной, если то, что творится с проектом, суд квалифицирует как "fraud". То бишь распил.

Вечер. Специалистов Моздок набрал - ни в зуб ногой. Главный архитектор-инженер, Femistoklus Zalupaev (в просторечьи "фемик") не понимает, чем интенсивность ионизирующего излучения отличается от его энергии. Главный механик (и химик) Pesia Zivertov (в просторечьи "Песя") - так та вообще не знает, чем интеграл отличается от логарифма. Я тоже мало понимаю в том, что мы делаем. Остальные зеки ещё более тупые, но они стараются, как могут.

Вечер. Осторожно спросил коллег, почему Моздок не наймёт специалистов. Оказывается, всех толковых ядерщиков феодалы поубивали во время Бигпуфа: во первых, ядерщики работали вблизи "ядерных" объектов, и их бомбили в первую очередь; а во-вторых, местные князьки, вместо того, чтобы готовить своих специалистов, старались выкрасть "профей" у соседей. Если при десантной операции в живых оставалась хотя бы половина похищаемых ядерщиков (и хотя бы половина спецназа), то операция считалась успешной. Потом соседний феодал, естественно, повторял такую же операцию, и так далее. По принципу "бабы ещё нарожают". Если верить рассказам коллег, специалистов во время Бигпуффа поубивали вообще всех, и теперь новых готовить некому. Тем более, неучи-администраторы не могут отличить исследователя от жулика. И, конечно, ни один успешный ядерщик по доброй воле в Тартарию работать не поедет.

Вечер. Юма наладила мониторинг радиационной обстановки. Утверждает, что во всех лабораториях, где есть люди или зеки, менее чем двукратное превышение над фоном. Заявление сомнительное, так как после Бигпуффа, в самых чистых местах Тартарии; за "фон" здесь прията на верхняя грань того, что разрешается в цивилизованных странах. Если же будет где сильная утечка, гринписты нас прихлопнут и на этом деятельность Моздока (и наша) закончится. Юма пообещала нарисовать карту заражения нашей лаборатории.
P.S.: как вам нравится такой оборот, "люди ИЛИ зеки"?

Вечер. При всей безграмотности, Фемик Залупаев и Песя Зивертов собрали установку, которая при минимальном потреблении химических реактивов сортирует соли и пары на фракции, по температуре кипения и плотности. Генетическая предрасположенность к созданию самогонных аппаратов различных типов - великая вешь! Они даже сподобились обеспечить это чудо техники защитой, чтобы не облучались обслуживающие его роботы (и, соответственно, люди, обслуживающие этих роботов). Чем глупее фремер, тем крупнее картошка.
P.S.: Ната заявила, что ей нравится работа дровосека.

Вечер. Попросил на масс-спектрометре поаккуратнее измерить состав того, с чем мы работаем. Всю ночь будут измерять. Сказал, что мне нужно столько знаков, сколько они смогут извлечь. Масс-спектрометры у нас хорошие, ими может пользоваться даже идиот.

Вечер. Есть улучшенные результаты. Я не удивлюсь, если эти алкаши сделают "самогонный аппарат", способный разделять изотопы. В бочках с ураном, в-основном, соли U-233, U-235 и конечно, ещё больше U-238, и прочая грязь. В бочках с плутонием соли Pu-236, Pu-238, Pu-239, Pu-240, Pu-241, Pu-242 и грязь. Ещё много Th-229, Th-230, Th-232, и тоже с грязью, но с торием вообще не понятно, что делать: не запускать же, в конце концов, цепную реакцию, чтобы превратить его в U-233! При первой такой попытке, гринписты нас живьем сожрут, и Моздок останется без грантов.

Вечер. Результаты неплохие, и даже пугающие: примитивную бомбу мы можем сделать хоть завтра. Попросил обложить установку счётчиками нейтронов и на всякий случай использовать для хранения трубки диаметром не более 10 см. Потому что если Песя это ещё почистит, и сложит результат в одну бочку, то рванёт с гарантией. Моздок заказал узкие толстостенные трубки с заглушками.

День. Моздок таки сделал то, чего я больше всего боялся: засадил меня писать отчет. Он сам заявил, что он устал. Моздок выпил бытылку табуретовки и ушёл приводить порядок свой огород. Иногда подсматриваю в камеру наблюдения. Моздок, Ната и Юма, действительно, на огороде, но занимаются совсем не огородом. Среди цветов, на матрасике, красиво. Но обидно. P.S.: Может быть, это уже "наш огород"?

Вечер. Наилучший кандидат, как мне кажется, плутоний. Во-первых, он токсичен и его всё равно надо будет собрать. Во-вторых, его много. Тактические ядерные заряды не используют и половины заложенного в них плутония; всё это лежит в виде пыли в окрестностях убежищ, разрушенных во время Бигпуфа. И в речках в виде ила. И в болотах. Лежит очень неоднородно, и это хорошо; меньше работы. Начинаю понимать, зачем зеков заставили собирать данные для детальной карты заражения.

Вечер. Обсуждали работу с Моздоком, Фемиком, Песей и Юмой. Я попросил Песю оценить, может ли она разделять изотопы плутония. Особенно меня интересует Pu-241, насчёт него у меня есть идейка.. Моздок заявил, что саморат разделяет на фракции что угодно, и глупо выделять именно Pu-241, пусть выделяет все. Песя сказала, что у Моздока замашки генсека, который напридумывает не знамо чего, "а тётя Песя ложись и выполняй план". Моздок пообещал всем "pleasure", если получится. Это при том, что на Песе, Фемике, и мне нет ошейников, чтобы доставить этот "pleasure". То есть получить его сможет только Юма. Юма отметила это обстоятельство и под это дело потребовала, чтобы Моздок купил чувствительные детекторы альфа-частиц. Для гамма и бета у нас уже есть. Моздок тут же заказал для альфа. И ещё для нейтронов.

Вечер. Написал план отчёта. Юма освоила масс-спекрометр и запустила его в автоматическом режиме. Ната посвятила Моздоку поэму и похудела на 220 грамм. Моздок на радостях напился и уволок её в свою спальню. Юма без Наты тоскует; нарисовала карты загразнения лаборатории. То есть она это так называет, "лаборатория". Фемик пристроил ещё здоровенный корпус и набил "саморатами". А ещё химический корпус. Рабочие называют самораты "крысами". Если заведутся живые крысы, то будет таки большая путаница. Каждый день возводят новые корпуса. Гигантомания на марше. Я предлагал собрать опытный агрегат, а потом его "scale up". Но Моздок заявляет, что всё ясно, и отстёгивает лям фанов на строительство. Фемик строит. Даже зимой строит. Манера у него странная: сперва вбивает сваи, на них кладёт крышу, потом крепит стены, и только потом, уже под крышей, делает пол и крепёж под песины "самораты". Уже без рукавиц, при плюсовой температуре. Отапливают это дровами. Иногда по-чёрному. С Натой работает бригада дровосеков. То есть дровосечек. Или дрово-зечек. Похоже, что к весне, в окрестностях не останется сухостоя.

Вечер. У Моздока уже целый завод. Если это не заработает как надо, его за растрату "заштопают на всю катушку". Песя рассказала, что у неё предки в течение многих поколений делали самогонные аппараты и гнали табуретовку. На это вся надежда.

Вечер. Песя запустила новый "саморат" для плутония и ждет результатов. Она помыла, наконец, волосы и, как утверждает, выспалась. Действительно, смотрится эффектно.

Вечер. Юма заявила, что она хочет к Нате. И ушла к Моздоку и Нате. Я в нашей каморке. Заснуть не могу. Работаю.

Вечер. Я сделал драфт отчета. Моздок читает в столовой и иногда задаёт вопросы. Я отвечаю. Ната и Юма дрыхнут в спальне Моздока. Пойду к себе в каморку спать, пусть вопросы записывает, я завтра отвечу.

Вечер. Песя чертовски хороша. Моздок читает драфт и задаёт идиотские вопросы.

Вечер. Моздок дочитал драфт. Накидал замечаний и попросил переделать. До поздна торчали с Песей в офисе. Надо описать проект так, чтобы она смогла это сделать. Стандартная торговля теоретика и экспериментатора. (-"Вы не то померили!" - "Нет, просто вы не всё учли"..) Песя вспоминает то, чему её учили в школе, и весьма быстро. Если так пойдёт дальше, то скоро она сможет сделать всё и расчитать без меня.

Вечер. Исправил расчёт. Песя может собрать нагреватель, который будет работать в течение века. На плутонии 241. Плутоний превращается в Америций 241, а потом уже этот америций греет. Подсчитали сколько надо взять плутония и америция. Америций у Песи тоже есть; так что заказанная грейка должна работать в течение века в интервале, указанном в спецификации. Завтра перепишу начисто. Попросил Песю расчитать, сколько она может приготовить чистого Pu–241. И приготовить, сколько сможет.

Вечер. Идиоты! Песя попыталась выделить металлический плутоний. В порядке эксперимента. Чуть всё не взорвала нафиг. Хорошо, что трубки маленького диаметра и далеко друг от друга. Химики чортовы. Послал Юму проверить, что никто не облучился. Большевики хреновы.. Я же просил, пробовать с маленькими образцами.. И два раза объяснил, что меня интересует Pu-241, a не Pu-239. Tак нет, надо осваивать грант, строить ангар в полкилометра, и саморат во всю длину.. Сколько же им повторять, что для нагревательного прибора совершенно наплевать, в каких соединениях рабочий изотоп. И даже лучше, если в соединениях, потому что он уже прокоррозировал и дальше не окисляется.

Вечер. Мне ткнули в нос, что я сам просил чистый изотоп плутония. Снова два старых вопроса, "кто виноват" и "что делать". Юма прощелкала весь ангар, и говорит, выброса не было. Но по лаборатории ходят нехорошие слухи. Даже уборщицы спрашивают, что было вчера и почему они не слышали взрыва бомбы. На двух языках объясняю, что не было ни взрыва, ни бомбы. И что если кто не верит, пусть посмотрит записи мониторина. Уже вечером опять "перетирали" с Моздоком и Песей. Если Моздок реализует мою идею, то пусть делает то, что я говорю, а не строит огромную установку. Песя извинилась. Потом и Моздок тоже. Предложили не обижаться, потому что моя идея крези, потому что так никто не делал и поэтому бывает недопонимание:
"We are team, we need to learn understand each other and we should have enough tolerance to go to our goal through any troubles."
Какая у него "гоал", примерно понятно. Ну, у меня тоже, удовлетворение любопытства и Песя чертовски хороша. А вот какой интерес у пожизненных зеков, не понятно. Неужели чутка "pleasure", которую Моздок шлёт им после работы?

Вечер. Выяснил у Моздока про пожизненных зеков. Суть в том, что если проект пойдет, им мы отчитаемся за грант (то есть Моздок отчитается), то ему будет не нужно столько персонала и он устроит амнистию - по крайней мере для тех зеков, которые отсиживают за долги и растрату..

Вечер. Смонтировали первый образец. Работает. Моздок отослал отчет. Теперь, чтобы проверить обоснованность моего прогноза, К НАМ ЕДЕТ РЕВИЗОР. Моздок сказал, может, и сам координатор Норги соблаговолит посмотреть, что мы сотворили. Или натворили..


Nuclear boom

Leonid Bogdyhanova, President of Tartaria, was quite occupied. He got wide "inheritance" of unresolved problems from his predecessor; and he did not want to do the same for his successor. The problem is that almost no new law can be passed through the Federal Referendum: Few percent of population in any of farms could stop almost any Law project, and they, actually, did.

Many national-wide problems remained unsolved.

Federal law of use of rivers. Farms, that were upstream, wanted to make a dam just before the river leave from the farm. Farm, located downstream, dislike the idea: First, some water wapored from the artificial lake, and they have less water. Second, they dislike the regulation: the electric plant wanted to drop water in winter, where more energy is required, flooding the ice on the rivers that was not good at all for the downstream population. In addition, the citizen of the river area afraid of the damage of the dam. Practically, the courts had to forbid building of dams.

Optimisation of profile of the mounts. Montaneous farms tended to cut (and to sell) trees in the mounts, and to "eat" the mount to use its minerals for cement, coal, metallic oars, etcetera. This affecter the nearby farms.

Regulation of flow of slaves and zekx: the only in one farm, Murka, the slavery is allowed, but zeks used in the nearby farms claim, that they are treated as slaves and it is unlawful. So, the Federal court had heavy load and lated to consider the cases in time. This could be resolved, increasing the court taxation and/or organising one or two additional federal courts; the last was supposed to cause certain problem of regulation of relations between them.

Leonid Bogdyhanova tired to discuss the case with pahans, and also with the people in cities and villages of Tartaria, trying to find any compromise between citizen and farmers, between manufacturers and transporters, etc.

So, Leonid was not glad at all, to get many notes from presidents, prime ministers, kings, sheikhs, emirs of neighbour countries with various "worries", "deep concerns", "serious questions" and other similar staff with respect to extraction of several kilograms of metallic plutonium 239, its purification and realisation of the chain reaction. These worries were followed by the requests from various news agencies and TV companies.

Leonid could not just ignore so many requests; so, he asked the best organiser he knew to handle the case. That organiser happen to be actual Federal Secretary Triba Shtamm.
– Dear Triba pro. You know about Norga Warms..
– Yes, Leonid pro.
– Could you arrange this?

The diplomatic concerns are not duty of the Federal Secretary, but after few seconds, she replied:
– Yes, Leonid Pro!
– How much?
– It depends.
– Say, 10 the most laud ctytics..
– What will be source of foundation of the meeting?
- Try to charge the interested persons. Who loudly complain, let them pay.
– ok, I'll try.

The same day, the tender for holding of a Congress had been announced. The two places had been discussed: The Cathedral of Kristovina, as the historic building of Capital of Tartaria, and the Norga Hall Hotel, located near the "Norga Warm" factory and greenhouses. Due to the transport expenses, the Norga Hall won, as it was closer to the main point of interest. But formally, the requirement of "competitions of applications" had been satisfied.
Then, all the letters were answered with invitation to the "All Tartaria Nuclear Congress". The registration fee was, softly speaking, significant, but, due to the high rank of the interested persons, that was not a big deal.

After few days, the pamphlet of the Congress was ready. It specified the following:

Chair: Triba Shtamm, Fedsek of Tartaria; General Secretary of the "First Tartarian Nuclear Congress".

Invited speakers:
Mozdok Tsukerberg, head of Norga Warm
Pesia Zivertov, engineer-technologist and chemist of Norga Warm
Femistoklus Zalupaev, engineer-constructor and chemist of Norga Warm
Ruvim Pechor, top scientist of Norga Warm
Tolian Horoshilina, pahan (Coordinator) of Norga

Opponents:
Fritz Zeidel, president of INA (International Nuclear Association
Conchita Putanova, secretary of INA
Jiang Yuan, Embassador of China in Tartaria
Sarah Monaliza, Consul of the USA in Tartaria
Sinzo Kurokawa, Minister of foreign affair of Japan
Pepito Verdaduro, president of the International Green Peace association
Cristofer Santiago, Emissary of the International Christian Society.
Mark Arturov, ex-head of the International Military forces. (National Hero of Tartaria).

Observers:
Prudon Leavings, correspondent of BBC
John Grant, correspondent of Voice of America
Tania Kazanova, correspondent of Lajournada
Jean Listercru, correspondent of Lemonde
Fransoi Korenko, correspondent of Colonist de Chukotka
Burbon Gabsburg, correspondent of Kamchatka News
Kanawa Hashimoto, correspondent of Karafuto Shinbun
Li Dong Hui, correspondent of Baikal Jibao
Vahtang Basilashvili, correspondent of Sakartvelo Analytic
Timur Tohtamysh, correspondent of Asian Communications
Nastia Kokkonen, correspondent of Suoyarvi Sanomat
Zarina Putoff, correspondent of Clever Times

Congress

Talk by Triba Shtamm

Triba Shtamm opened the session with short announcement:

Dear guests. I am glad that the achievements of the Tartarian science and technology en fin, have been recognised by the international community. However, I am not so glad, that some colleagues worry about the possible misuse of our results. I have no legal power to affect it, I am secretary and only the secretary. But I make all my efforts to help our scientists and technologists to understand your requests, your questions and to answer them in the best possible way.

I am glad to present our first speaker Mozdok Tsukerberg, owner and director of the Norga Warm. Perhaps, he is not so widely known among scientists, but he makes his pest effort to make our country clean. I hope, the same technology can be used in other countries too.. So, please, Mozdok pro!

Talk by Mozdok Tsukerberg

Thank you, miss Chair, for so complementary advertisement. Hello, Ladies and Gentlemen. Thank you very much for your visit. I believe, I do very important things, and I hope, you bring serious critics of that I am doing. Critics of that we are doing. I am not along.

At the first slide, you see our team. Here is very beautiful and skilful woman in our team, Pesia Zivertov. She is top engineer-technologist and chemist of Norga Warm. Most of equipment related to your interest is mounted under supervision of Pesia pro.

Here is Femistoklus Zalupaev, engineer-constructor of Norga Warm. Zakuyoaev used to build-up the most of building of our laboratory for the cleaning of the nuclear waste.

Here is Ruvim Pechor, top scientist of Norga Warm. He is author of the most important idea of use of the tandem decay of the plutonium isotopes. His ideas are already realised in the test sample, that satisfies the requirements of the Federal Request.

Now I turn to the main result. Our first heating tube provides one kilowatt termic power in the temperature range since 300 Kelvin to 1000 Kelvin. According to the preliminary simulation, during a century, this power will remain the same, with relative variation within 5%. It is not adjustable; but it does not rewire any maintenance.

In such a way, we convert the nuclear waste into useful product, that can be sold both, at the national, federal and global market. I hope you'll be interested.

I cannot say more, because I am not a specialist in that we are doing. I just have collected the right team in the right place. Sure, my co-workers will explain our achievements better that I do.

Professor Femistoklus Zalupaev will tell you, how do we use these devices. Thank you for your attention!

Talk by Femistoklus Zalupaev

Dear colleagues. I confess, I am not specialist in the nuclear energy. Since childhood, I build homes, shops, greenhouses.. Not all my experience had been successful, and I pay for all my errors.. all the burden implied by the Law of our country..

In our cold climate, we seem to solve the most important problem, the problem of temperature suitable for humans, plants and animals. Mozdok pro already told you, that the first warming systems are not adjustable. So, we build our pavilions near water. We cannon adjust heating, but we adjust the cooling. So, we keep the appropriate temperature for work.

The second our problem, you know, is radiation. Both, the ionising radiation and unstable isotopes in the ground, in water, in air, in food.. We try to catch them, to clean them and to isolate them. They produce heat. It is unavoidable. We cannot stop the nuclear decay. But we can use it. Here, at the screen, you see the basic idea that we are doing. We collect the nuclear waste from the most contaminated area of Tartaria. We extract the unstable isotopes. We use the cleaned ground for industry. The clay that contains aluminium, or ferrum, or some other useful metals go to the metallic industry. Parts that are not usable there, are used to cover the less contaminated areas. This is main our product, the clean ground: clay, sand, gravel. We use it for the construction, or just to cover the cleaned territory with even cleaner ground. It become useful for agriculture. We put in into the greenhouses. The separate problem is humus. We burn it, if dry. We use it for fermentation, if wet. Then we return it to the usual process of separation.

The only very small part of our product contains that you are interested for. I mean, unstable isotopes. We put them into the double-tubery, in order to get the pure heat, without contamination. So, we get clean vegetables to eat and to feed our cattle. We sell them to farmers.

We cannot destroy the nuclear waste, but we separate it, and it becomes useful. Our specialist, Pesia Zivertov pro, knows very well, how to deal with them.

Talk by Pesia Zivertov

Thank you, Zalupaev pro, for so kindly advertisement.

Thank to all our guests for your interest.

I've red some letters of worries concerning our achievements. I try to answer them.

Our goals are clean country. In particular, clean from radiation. But radiation, as contaminant, does not exist by itself. If we say "radioactive contamination" or "nuclear contamination", we mean, that some toxic isotopes are present in the soil, in water, in air in amount, dangerous for life. The brutal solution would be just to remove the contaminated layer from the ground and to burry it in deep in the ground. This solution is not appropriate, we would have to move many cubic kilometres of the ground. It is well above our budget.

But the contamination shows very strong clusterization. Isotopes are located in spots. Those spots are also not uniform. Some stones created at the nuclear explosions are very radioactive, but the stones around are not. Some pieces of dust are radioactive, but some of them are not. And, en fin, some atoms are unstable isotopes, but the most of them are pretty stable. Our goal is to extract the stones, unstable dust, unstable atoms, and return the rest to the place we take it.

Now I should tell, what do we do with it. Here is the map of our laboratory.

Here is the reception. The ground carriers from the ground to these five bunkers. This is primary step of separation. Clay and sand goes to the first stream. Stones and rock to the second. Wreckages of the nuclear plants to the third. Contaminated mechanisms to the fourth. That we cannot identify, go to the fifth. This is first stage of separation.

The second stage is also mechanical. We crack the bug pieces to the small and measure the spectra of ionising radiation. The most of pieces are just clean; we drop them directly to the output bunker; the same cars deliver them to the future farms and greenhouses, concrete factories and metallurgic factories. We wash them with water in order to avoid the radioactive dust..

We sort particles by size and but the density. At this stage, we already have tens of channels of sorting. Тhe heavy particles are fist to precipitate in sedimentation tanks.. Then we use the standard treatments with alkali and acids, to separate the chemical elements. Cheapest acids and cheapest alkali. The standard chemical separation. We recycle the chemical components used, all the Eastern part of territory is covered with the recycling machines. This is the most expensive part of the process; it consumes the most of coal and firewood we spend.. We do not have high technology; so, we use mainly the thermal separation.

The most interesting contaminants are isotopes of Uranium, Thorium, Plutonium, Caesium, Strontium..

No, usually, we do not work with metals. We use acids or fluorines.. These are, I repeat, the standard procedures, we took the specifications from the textbooks on chemistry..

Yes, thank you for this question, namely the isotopes happened to be the most interesting part..

No, we have no centrifugal separation. Centrifuges are expensive and they consume too much power.

The prototypes were the apparatus to produce home-made taburetovka.. I am not sure in the term.. Samohonyi apparat.. Samorat.. Well, strong alcoholic beverage from the fermentation process.. The melting temperature and the boiling temperature slightly depend on the isotopic content. The lighter isotopes melt first. The lighter isotopes vaporise first. Even in compounds.. The difference is at the level of a percent; so, the thousants of separation tubes are located in the Estern part of the laboratory.. We mount the first cascade manually, and then the robots copy it so many ties as necessary.. We are quite limited in the budget; so, we use very primitive robots, they can only copy that is already done once..

Yes, good question. Mainly, we use zirconium tubes and the stainless still tubes; at the final stage, also wolfram and platinum.. also, some glasses and gold, where the high temperature is not essential..

Thank you for your question. No, That was not our choice. We work with that had been assigned from the Federal Storage. Perhaps, we got this as inheritance left since the bigpuf. I think, Tolian Horoshilina can explain this better. His ancestors had been involved in the plundering of that storage..

Yes, thank you for the comment. It was error, misunderstanding. We do not need the metallic plutonium. It is too aggressive. I mean, chemically aggressive. We work with acids or with salts. Acids are a little but more efficient; salts are cheaper and safer..

Yes, this is important question. This is not my area. Our scientist, Ruvim Pechor, will explain it better. Thank you for your attention.. Ruvim pro; I think, it is time for your talk..

Talk by Ruvim Pechor

Dear colleagues. I joined this project recently, and I talk only about the application.. I am not nuclear specialist, I am biologist, but my methods happened to be useful here, so, our boss asked me to present my position..

It is already mentioned here, we need to do something with unstable isotopes. We do not want to purify them well; for the application in the heating elements, it is not required. We use the decay heat, not the chain reaction. So, the heating elements are simple and do not require any maintenance.. How to explain.. Since the Bigpuf, the general level of education in this Tartaria is.. softly speaking.. a little bit law.. Some Tartarian do not speak well even English.. So, our devices will be handled by non-educated farmers.. As the result, all the science around our activity is very primitive; it refers to the level of two centuries ago..

Perhaps, it was bureaucratic error, or just fraud, or some love to the round numbers. But the initial specification implied, that the heating element works during a century and gives kilowatt power with loss no more than 10 percent of its initial power during that century. That did not seem to be doable: the isotopes with lifetime of order of kiloyear are recuired for this, and their heat production is low.

In addition, we cannot choose the lifetime arbitrary; we have to deal with existing isotopes. Even worse, we have to deal with isotopes existing in the waste delivered here from all the Tartaria..

Fortunately, the combination of Pu-241 and Am-241 happen to solve the problem. Here is estimate of the decay hear per kg of Pu-241. It is not monotonous, due to production of Am-241. The most of heat is generated by Am-241. We begin at time, say, 40 years, adding the corresponding about of Am-241. Then, during a century, the heating element produces almost a hundred watt per kilogram of the fuel. Device with, say, 10 kg of such a fuel satisfies the specification requested..

I repeat, the fuel has no need to be in metallic form. It can be oxide. End even better, if it is oxide, or even a salt; it does not interact with walls of the container. It has no need to be pure; so, the size of the heating element can be made big in order to simplify the application.. I mean, the heat drain.. For example, warming of the greenhouse to grow the vegetables for food or for fodder..

Please, express your doubts, I try to answer your questions.

– I am Zarina Putoff, correspondent of Clever Times. You told, that your occupation is biology.. Why did you move to the nuclear physics?

- Well, it was not my choice.. I had to save the project.. Heating element with one century lifetime.. To warm the greenhouses.. As I told..

– I am Fritz Zeidel, International Nuclear Association, Do you think your devices may have also other applications?

– I do not know.. Perhaps, it could move some vehicle, but I doubt if it can compete with conventional electric schemes.. May be, some nuclear plant, but, again, I think, the conventional scheme with the chain reaction is more efficient.

- Jiang Yuan, China. Can your samorat be used to make the weapon grade uranium or plutonium?

– Perhaps, yes. Let Pesia Zivertov correct me, if I am wrong. But what for?? We do not need it for the heating elements! Nor for cleaning the territory.

At this moment, the moderator, chair lady (Triba Shtamm) interrupted:
Thank you, professor Pechor, for the interesting presentation.. I suggest, that we listen the last speaker from Norga, Tolian Horoshilina. Horoshilina is coordinator, pahan of Norga, and he helped the Norga Warm to get the Federal grant for the decontamination research. I respect him as very honest man, and his words should be very important.

Talk by Tolian Horoshilina

I would like to thank all the colleagues for the interest about the research performed at our farm. I did not prepare any special speech for this meeting. The report by Norga Warm is copylefted. So, any interested person can load that he or she finds interesting.. The only I would like to comment on question by Jiang Yuan.

As member of the Federal Junta of Pahans, I declare, that our development remains peaceful, and we do not need any weapon grade fission material. The preventive war is prohibited by our Constitution. So, there is nothing to wary about. I am not specialist on the topic, but I confirm, that the first part of the Federal Grant is completed. I expect, it will be approved by Junta at the next Federal session. Then, the next portion of the Grant will be assigned. However, we'll try to use your suggestions if any.

- Sinzo Kurokawa, Japan. I understand that plans of the Tartaria government are peaceful. But the question is about proliferation. May it happen, that some terroristic organisation use your technologies to make the nuclear weapon and try to misuse it?

– Thank you, mister Sinzo Kurokawa, for the good question. My answer is "no", it cannot happen.
First, no any country except Tartaria has so wide areas contaminated with unstable isotopes at so high concentration. So, no terroristic organisation, not controlled by government, can get sufficient amount of primary material to treat it in our way. When new farms wanted to join Tartaria, we did not care, how clean is their territory. We carried only weather they follow the Constitution or not. Now, the most contaminated regions are in Tartaria. Under our control.
Second, the treatment at the Norga Warm is not economically efficient. For terrorists, it is cheaper, to buy the ready-to-use materials at some North Korea, Papua New Guinea, or any other nuclear country.

Prudon Leavings, BBC. Dear Mister Tolian Horoshilina. Madame Pesia Zivertov had mentioned, that in your industry, you use the expensive materials – Platinum, Wolfram, Zirconium, Gold – to build-up tubes of your samorats. For our readers, it may be of interest to know the sources of those materials.. Could you explain this?

– I am glad to explain. Since a century ago, even before the Bigpuf, a lot of treasure had been stolen by the children and grandchildren of bolsheviks. First, they tried to hide their "blood money" in the civilised countries. Including the UK, by the way. Then, your people and then – your government understand, that those of-shores are used to support the international terrorism. The biggest terroristic acts in London, Liverpool, Cambridge, Manchester had been financed from those of–shores. Some of-shores had been confiscated. Some other had been converted into cash. Tons of dollars, Euros, yens, pounds had been hidden in the bunkers of the top Russian administration. Tons of pounds, sorry for the pun. However, the rumour about the global nuclear war had been spread by their propaganda. The cash treasures were supposed to become trash. So, the officials begun to buy the noble metals in enormous, absurd amounts. If you remember the history of the past century, you know the strange raise-up of prices of those metals.. There were a lot of speculations about their secret use that time.

However, there was no secret use. Those metals were just stored in ingots in the secret rooms of the underground bunkers of the Russian administration. They prepared the world wide nuclear war, as if, after such a war, they would be able to buy anything for those metals..

- How did you find those treasures? – Prudon asked.

– Oh, that was not difficult. They produce and drain the dark water. And warm air with high concentration of carbon dioxide. And the carbon monoxide too. These had been detected by the sensors of contamination. Especially at winter time..
The advanced shelters have their own nuclear reactors as energy supply; they recycle air and water and even food in the hidden gardens with artificial light.. But they still have to drain heat. The Second Law of thermodynamics is difficult to bypass. They get cold water from some lake or river and drop there the warm water. It is not so difficult to detect. We just prepared the simple connection, short cut of input-outpout for this water. After a week, that water boiled, and they had to shut-down their reactors. Without energy, they could not recycle the air, nor water. They opened the doors and surrendered. We got them without any shout. The Federal Police and then the Federal Court had interrogated them. Following the Law, we plundered all their treasures. I think we found good application for it, did we?

Pepito Verdaduro International Green Peace, seem to have question, – moderator anounced.

– Mister Horoshilina, one of your colleagues mention, that you use wood to warm your samorats.. Can the smoke be considered as contaminant?

– Thank you, mister Pepito, for your interest. The most of Tartaria is covered with forests. Some of these forests are contaminated. Caesium, Strontium, Samarium, plutonium. What would you suggest to do with them?

– Use as natural reserve, resorts..

– Sun provides of one kilowatt per square meter. In the north area less, but still the same order of magnitude. Few percent of this power is used by trees to extract carbon from the atmosphere and store it in wood. How long, from your point of view, this process may last?

SteamMachines.jpg

– Many years, I think..

– And then?

– Some fermentation..

– Correct. In wet area, yes, fermentation. How about dry area?

– Someone should cut it..

– And then? How can the carbon return into the atmosphere?..

– ..

– Who can answer? – pahan Tolian asked. – Well, then I answer. The natural forrest burns, roughly, once per century. Somewhere, once per 40 years. Somewhere, once per 200 years. The old wood dries; the forrest accumulate the dry wood until some stupid Thunder-lightning, or even more stupid smoker brings a spark; then it burns out. With heavy smoke. In our case, with radioactive smoke. What should we do?.. You do not know?..
I do know! We cut it and burn it.
If it is clean, we use the historic steam machine. They happened to be easiest to recover. Several historic railways are repared and used in this mode. Mainy for cargo.
If the wood is highly contaminated, we use the special chimneys-stoves. We collect both, the smoke and the ache. And we drop this slam into samorat. Well, not me, but Mozdok pro and his staff do. They extract Caesium, Strontium, Smarium, Uranium, Plutonium, Thorium.. In principle, they can extract any element, any isotope. We clean our country. The neighbour countries also become cleaner.

– But still..

– Still what?

– Still some species of trees may be lost..

– You have botanic gardens; keep there all the species you need. When we finish clean Tartaria, you may bring the seeds and recover all the variety of trees you like!

John Grant, Voice of America, has question, – Moderator announced.

– Mister Horoshilina, do you think, the USA nuclear waste storages can be treated in a similar way?

– Yes, sure. Laws of physics are the same in all continents. Bring us your waste and we'll treat it. Let your administration arise this question and I'll will bring it to our Junta. Or buy some of our samorats. As soon as we finish to clean Tartaria, we can clean the USA too. But in your case, the problem is not so grave, is it?

Sinzo Kurokawa, Japan, has question, – Moderator announced.

– Can your technology be used to clean the Fukushima and Sendai prefectures? How much will it cost, to clean some thousand of square kilometers?

– As I understand, the most of those area is already cleaned, is it so?

– Yes, but we have a of of buried waste. This in mainly ground with some dust of Caesium and Plutonium.

– Caesium-137 is supposed to be over. Long time ago!.. Well, anyway, you do not need any samorat to separate the dust from the sand. It can be done mechanically. The Japanese technology is more advanced than that of Tartaria. I doubt it we can teach you how to do it better..

– And also the stored nuclear waste.

– Well, you may buy one samorat, I mean, the documentation and knowhow.. Negotiate with Mozdok Tsukerberg, it is his competence, not mine. Collaboration with foreign organisation is not subject for taxation.

Tania Kazanova, Lajournada, your question, – Moderator announced.

– Can your experience be used to fight against corruption in the administration of nuclear regulation? – Tania asked.

– Our experience is Bigpuf.. – Tolian said. – I would not recommend it to any nation. Try to found more civilised way to fight your corruptioners. Perhaps, you may copy some parts of our constitution to your laws. It is free!

Jean Listercru, Lemonde, your question! - Moderator announced.

– How long will it take, to make the commercial version of samorat?

– Mozdok pro, this is for you! – Tolian said.

– Professor Ruvim, could you answer, please? – Mozdok said.

– I do not know, – Ruvim told. – Perhaps, several years. I would not hurry up. You have nuclear plants during two centuries. Our samorats are very primitive. Better, wait until your engineers or their Japanese colleagues do something better. That you see, it is only experimental sample. It is already told here, economically, our samorats are not consistent. Not efficient. Yet, it is science, not business. Consider to make donation to our research, and you'll be first to know about new results and achievements.

Fransoi Korenko, Colonist de Chukotka - Moderator announced.

– Perdone, I would like to ask.. Your heating devices could be useful for Chukotka.. And other parts of Canada; and, perhaps, Alaska too.. When do you plan to begin the commercial production?

– Not yet, – Ruvim told. – while, it is cheaper to instal a conventional nuclear plant.

Burbon Gabsburg, Kamchatka News - Moderator announced.

– May it happen that the amount of heating devices you make exceeds the Tartarian market? – Burbon asked. Then, perhaps, you could drop some of them in the direction of Kamshatka..

– Sorry, I have to repeat, – Ruvim told, – Yet, we made one heating device. Only one! Hundreds specialists and prisoners used to work for it during a year! Don't you feel, that it is still very far from saturation of the market?
The goal of this congress is not advertisement of our device, nor that of our technology. We are here to answer worries of several representatives of civilised countries. I repeat: We look for the way to clean the territory. We look for the way to justify the grants we get. Yet, it is not a commercial device!
Let Mozdok pro correct me if I am wrong. The first device is done to justify the grant and to stimulate the future foundation. It is only demonstration. It is not weapon. It is not a commercial product. It is scientific concept. Better check our estimates and confirm that it satisfies the criteria formulated. I cannot wait during a century to confirm, that it can work so long as I have declared. This is only my estimate. I need colleagues to check it.
I address to you, dear journalists! Convince your scientists and technologies to check our estimates. We really need this, rather than advertisement of our device, can you understand?

– Ruvim, calm down! These questions are for coordinator! - Pesia whispered.

– Рувим, Заткнись! - Мozdok told.

Ruvim stopped talking and took his seat.

- Well, I think the position of developers at the Norga Warm is explained well, – Moderator said. Perhaps, it is time to listen the objections. Fritz Zeidel, president of INA, id est, the International Nuclear Association, will express his concerns about the Tartarian nuclear project.

Talk by Fritz Zeidel

- Ladies and gentlemen! Thanks to the organisers for the opportunity to express my worries here.

During almost two centuries, our association and its ancestors work to limit the spreading or the nuclear weapon. During long time, since the Bigpuf, we did not worry about Tartaria, as all the nuclear weapon located at its territory had been either used, or destroyed. Unfortunately, this caused many victims among the militaries and civil population at territory of Tartaria. Now we observe some kind of renaissance, some recreation of civilization, culture and technology in Tartaria. All civilised people are glad to see this renaissance..

Zeidel made a "theatral pause", and Pesia used it; she whispered to Ruvim:
– Ну прямо масло на мёд мажет, дипломат грёбанный! A ты слушай и учись, правдоруб хренов.. Сейчас этот фриц какую-нибудь гадость скажет..

Pesia guessed well. Fritz Zeidel continued:

- However, there are certain concerns about the development of Tartaria. I mean, the progress in use of the atomic energy. As I understand, the nuclear chain reaction is already realised in the Norga laboratories, and the equipment already allows to get the weapon-grade uranium and plutonium in amount of several critical mass.

I have no doubt in honesty of the Tartarian administration. I believe, they are best representative of the Tartarian people. On the other side, the historical inclination of Tartarin people to violence, propaganda and aggression causes my deep worries.. I think, we should make all efforts necessary, to help the Tartarian people to keep the nuclear energy for creative, not destructive activity..

The talk by Fritz was long and boring. Fritz finished offering Tartaria an opportunity to join the International Nuclear Association.

Rest

The rest of the session looked as a spectacle. All the participants, listed as "opponents", almost repeated the talk by Fritz Zeidel, using various words and analogies. The idea was to press the Federal Junta of Tartaria to stop foundation of the Norga Warm, to secret the results, as the process is so simple, that "samorat" can be reproduced in any country, in any laboratory, and give nuclear weapon to terrorists.

The only Mark Arturov told, that regulation about nuclear energy is not specified in the Constitution of Tartaria, and there is no way to keep the "samorat" in secret.

Some correspondents asked Triba Shtamm, wether administration of Tartiaria plan to follow recommendation of Fritz Zeidel or not. Triba Shtamm replied:

– Sorry. According to the Constitution of Tartaria, we have no legal way to follow recommendation by Fritz Zeidel. As for joining the International Nuclear Association, I do not understand, what advantages could have for Tartaria such a joining. I cannot raise this question at the Federal Junta. Sorry. Anyway, I thank all the participants for the interest to the Tartarian research.

There were several critical replicas, but nothing new had been said. Then, the Moderator again took the microphone:

– I think, all who had something important to say, had used this opportunity. On this point, I close the official part of our meeting. There is some Buffet at the hall, you may continue the free discussion, in the non–formal way. I especially recommend the Tartarian national dish "tartar" and Tartarian national beverages "Shrewdriver" and "Cranberka". Merci beaucoup! Всем спасибо, все свободны! Chao!

At this, the meeting finished. Мost of participants moved to buffet. Some enthusiasts tried to say something more, but the microphones were already switched out, and there was only noise of tens parallel discussions.

Ruvim and Pesia tried to leave, but were cought by reporters from the "Clever Times"..

Clever times

Zarina Putoff caught Ruvim and Peisa while they were discussing, where to go to relax after the congress: to home of Pesia or to greenhouse of Mozdok.

– Dear professor Pechor! I need to talk with you, – Zarina told.

– Sorry, I am occupied. – Ruvim answered.

– I am from Clever times..

– Угу. Клеветаймс. – Ruvim switched into Russian. – Я уже имел дело с Вашими коллегами и это закончилось отсидкой. То есть даже ещё не закончилось. Спасибо.

- Dear Miss Putoff. – Pesia interrupted, – I invite you and Ruvim to my place. Let us do some party tonight.

Ruvim felt strong headache. His dream about Pesia.. It was so close to realisation.. But again, the Clever times is about to destroy everything..

– Thank you miss Zivertov. I'll try not to disturb you. I have serious suggestion for professor Pechor..

Ruvim felt strong wish to use all the words from English, French, German and Russian slang to qualify the Clever times, and their policy, and their correspondents. But Ruvim wanted Pesia, right now, by all price, it does not matter, what will be next..

Pesia called Mozdok:

– Boss, I have an idea about the Project. Нам надо выебать эту блять из Клеветаймса. Mы - это я и Рувум. Надеюсь, Вы управитесь с гостями без нашей помощи?

The professional education of Zarina Putoff wad good. Of course, she understood Russian, but no one muscle at her face confirmed that.

- Pesia, do that you think is necessary. Now is better, because I plan to send Pechor to Komi to test his apparatus.. - Mozdok answered.

– Boss, we need Ruvim pro for future research..

– Let him to learn to keep his moth closed, then we'll consider. Try to extract so much as possible from Ruvim in these days.

Since the first experience with Ahmet Tuskershtеin and Evе Hebb, Ruvim several times has expressed a pray "Fuck Clever times". However, Ruvim never expected this to happen so literally. And, of course, Ruvim did not expect this to happen under supervision of wonderful, romantic and highly wanted Pesia Zivertov, brilliant Pesia, who did so much for promotion and realisation of his ideas..

As for the suggestion from Clever times, it was trivial. They wanted to publish notes by Ruvim, and they agreed to pay for this by the highest scale, established for the Clever times writers. Pesia Zivertov had already prepared contract with signature of the top Editor. The notes were supposed to be in Russian, following requests of the most subscribers of Clever times. Or, may be, some sponsors of Clever times, who did not want to be named. There was no open-acess monitorung system in Brooklin; so, Neither Ruvim, nor even Gella Ivanov had opportunity to spy-out the source of foundation of Clever times.

However, the contract, singed with Clever times, did not save Ruvim, not Norga Warm, not Tartaria from very critical (softly speaking) publications in various news agencies. Including (and especially) Clever times.

Заголовки

BBC: "Achievements of the Tartarian ecological programs."

Voice of America:
"Science in Tartaria: Radiologic heaters as competitors of the small nuclear fission plants."
"Tartaria will not join International Nuclear Association"
"Heater with 100 year guarantee."

Клеветаймс:
"В лабораториях Тартарии осуществлён синтез оружейного плутония!"
"Представители International Nuclear Association выражают крайнюю озабоченность и требуют прекратить опасные эксперименты"
"Зарина Путов: Развитие Тартарии идёт путём, опасным для мирового сообщества."

Suoyarvi Sanomat: "Tartaria: puhdas ja lämmin"

Baikal Jibao: "Tartaria的核问题"

Lemonde: "L'énergie nucléaire propre de Tartaria"
"Tartaria: Le problème avec Association Nucléaire Internationale."

Lajournada: ¿Si el Bigpuf de Tartaria puede afectar al México?

Colonist de Chukotka: "Idée Tartare pour réchauffer Choukotka et Alaska."

Kamchatka News: "Century lifetime heaters from Tartaria."

Karafuto Shinbun: "核汚染を浄化するタータリアン"

Asian Communications: "TARTARIA:だからも!

References


http://www.akirama.com/2017/09/09/7565/ Об ученом из красного ада, о спасении Вицина, о том, как вас прививали. 09.09.2017 .. Главный государственный санитарный врач СССР Пётр Бургасов: «Нас обвиняли, что мы испытали секретный вирус на гражданах Советского Союза!» .. Недавно я узнал, что некоторые наши институты, которые занимаются производством вакцин, сывороток, переходят в коммерческие структуры. Вы представляете, что может произойти завтра, если какой-нибудь олигарх сядет на их производство? Если – не дай Бог – возникнет чума, нужны будут противочумные вакцины, а людям скажут: «Хочешь жить, плати деньги!»

Keywords

Bigpuf, Clever times, Tartaria (main spoiler), and its parts: Tartaria01, Tartaria02, Tartaria03 (this part), Tartaria04 (even draft is not yet ready),

Personages: Gella Ivanov, Lesli Landov, Masha Gebistov, Nata Kiskin, Nazar Ahmetov, Ruvim Pechor, Ushat Pomoev,

Other terms specific for Tartaria: Bigpuf, Clevet times, Galia, Коми, Kristovina, Murka, Norga, Taburetovka,

Other terms from TORI:

Collapse of RF, Corruption, Putin world war, Russia

Конституция Тартарии (Russian version), Предсказания революций, Распад РФ, Революция, Россия, Утопия, [[]],